Мемуари Фрау Берг

Глава 4. Любовники. Красные коленки

otvet.mail.ru

Здравствуй, Читатель!

Прости за долгую паузу. Сломалась моя печатная машинка. Или я была в отпуске. Как тебе удобнее, так и думай. А я расскажу о моем полезном романе с Вадимом Петровичем.

 

Я никогда не стремилась одеваться ярко. Не из-за скромности, скорее наоборот:  будет у вас моя грудь и волосы – поймете, что никаких украшений больше не надо. А коричневые в цветочек кримпленовые платья мне даже шли. Единственное, что смущало в ту пору в моей фигуре – колени. Острые, костлявые и почему-то красные! Кожа у меня белая, а колени – красные, как будто я на них перед тем, как выйти на улицу, стояла в углу на гречке в наказание. Поэтому юбки и платья в ту пору всегда прикрывали колени.

Вадим Петрович в нашей конторе слыл красавчиком и перспективным. Вылитый Жан Маре, разведен, на «жигулях», а еще однажды видели, как он крутил «солнце» на турнике в школе. Любил некрасивых. Даже признался когда-то, что на красавиц он обижен сильно, они неблагодарные. А некрасавицы, стало быть, благодарные, жениться не просят, кто главный, понимают и принимают дар небесный (Вадима Петровича) с большой благодарностью и в темноте все одинаковые. Это он так говорил друзьям, а я слышала,  потому что единственная из нашего коллектива продбазы ходила на перекуры, скоро наши мужики перестали меня стесняться и разговарилвали о своем, мужском прямо при мне.

Когда Дар Небесный пригласил меня в кино, я поняла, что я – некрасавица. Обида была сильной и требовала отмщения. Стояла осень, я спрятала красные колени под черными колготками, одела красное вязанное английской резинкой платье – она полнит практически всех , кроме очень худых, таких, как я. Конечно, Вадик не устоял, удар оказался сильным, ошеломляющим: черные длинные ноги, грудь в красном и обтягивающем, и рыжие волосы. На улице было тепло, старенький плащ на вязаном платье туго застегивался, поэтому я шла на распашку, волосы развевались, полы плаща напоминали мне крылья и не нужен был мне никакой Владик, я сама себя в тот момент хотела.

Мы пришли на «Фантомас» и конечно же стали самой красивой парой в кинотеатре: Жан Маре и Я – тоже очень похожа на актрису.

Цветы Дар Небесный мне не принес – зачем выбрасывать деньги на ветер. Зато в зале он взял меня за руку: «Какие холодные!» Конечно, холодные, я же шла в плаще нараспашку. Руку мою он больше не выпускал. Мне было смешно – вторая тоже холодная, почему он ее не греет? Потом рука стала греть мое колено . Ладошки у него маленькие, как у женщины. На среднем пальце – заусеница, он все время царапал ею мое колено а  я думала, что порвет  колготки. Желание  сбегать в вестибюль проверить, нет ли затяжек, было неистерпимым. Ах, порвет, пусть уже повыше, где юбкой смогу прикрыть – подумала я и уже пустила было его руку вверх. И тут – резкая вспышка света и зычный голос:

- Иван Иванов, есть в зале?

- Это я! Что-то случилось? – седовласый дедушка встал прямо у нас за спиной.

- Пройдемте с нами.

Три спины удалились из зала, свет опять потух, кино продолжили. Если интересно, я уточню, что Иван Иванов, я забыла имя, работал глав-врачем в вытрезвителе, его искали на экстренный вызов.

Короткой паузы мне хватило что бы понять: на колготках – 2 затяжки, кинотеатр – не место для подобных развлечений и – я хочу провести вечер с Жаном Маре.

В своей квартирке я быстренько убила в доморощенном Жане Маре остатки лидерства. Совсем не возбуждает меня хватание в коридоре и прижимание к стенке – тогда еще я «Дикую Орхидею» не видела и не знала что так принято. Попросила снять и поставить ботинки на газетку – на улице грязно. Он помыл руки и наверное умылся – вышел из ванной с влажным лицом. Мы смотрели друг на друга: Дар Небесный с мокрым лицом, расстегнутой верхней пуговкой рубашки. В руках он держал свитер. Я сидела голая в красном мамином старом бархатном кресле и тапочках с меховой опушкой. Я – победительница, а ты сейчас будешь повержен.

«Какие у тебя колени! Косточки в форме сердечка!» Такого я не ждала. Я некрасиво подтянула свое колено прямо  к носу – действительно, краснота и выпуклость на кости как раз в форме сердца. Спасибо, дорогой, ты мне очень помог в борьбе с глупыми комплексами. Вслух я ничего не сказала но поблагодарила его в тот вечер как могла.

Так бедный Вадик и не узнал, какая гроза прошла мимо. Хороший дядька он был, как потом оказалось. Наш роман быстро увял: Вадик не любил худых и жаловался мне, что я ему надавливаю синяки своими костями. А я не любила есть и просто не могла долго ни с кем оставаться. Зато мы успели подружиться и я иногда прихожу к ним в гости, слушаю рассказы его кругленькой серенькой жены о том, какой у нее замечательный верный муж и даже вполне искренне соглашаюсь.

А мне напамять о Вадике остались мои колени. Теперь я точно знаю, что они красивые. Сердечком.

Глава 3. Любовники. Вилли.

Глава 2. Мои мужья. Первый. Алеша.

Глава 1. Вступительная. Наследники Германа.

{fcomment}