Байки від Клєр

Все продавцы суки?

alt Я работаю продавцом в небольшом магазинчике, в котором есть все: от мороженого до туалетной бумаги. Работаю на хозяйку, которая иногда и свирепствует, но в целом, понимая, что работа продавца трудная – жалеет.

Если вы думаете, что работать продавцом – это сплошное взвешивание колбаски и конфеток вместе с пальчиком на весах или грузиком под весовой тарелкой – вы глубоко ошибаетесь!

 

Итак, утро. Оптовики привозят товар. Нужно принять, сверить с накладной количество, зделать наценку, разложить по местам, украсив каждую позицию  ярким ценником. Привезли хлеб. 3 лотка белого, 2 черного, 20 батонов и столько же всяких булок и пирожков. Ни больше, ни меньше. К вечеру разбирают все. Иногда не хватает, а иногда и  остается буханка, две. Тогда я забираю себе одну и одну берет хозяйка на сухари. Ничего не должно пропадать, ибо хозяйка вычтет стоимость из зарплаты. Не смогла продать, втюхнуть – твои проблемы. Ты продавец – вот и крутись. Приняла, сверила с накладной – начинаю раскладывать по сортам хлеба, булки, пирожки отдельно. Нужно выложить все быстро, через пол-часа приедет молочка и опять по новой. Накладные, ценники, количество…

Начинают заходить покупатели и в промежутке приемки товара – их нужно обслужить. Поднимаю глаза – передо мной дедулька невысокого роста с кустистыми бровями под которыми притаились два колючих глазика непонятного цвета, залетный покупатель. Постоянных уже знаю по именам-отчествам и гастрономическим пристрастиям – у кого сколько членов семьи, кто родился и кто умер. Практически, как семейный доктор, я  - семейный продавец.

Несколько минут дед стоит в ступоре, смотря куда-то дальше холодильника с пивом. Очнувшись,  спрашивает тоном полкового генерала трубным голосом:

- Хлеб есть?

Сразу накатывает горячая волна нахамить, но я быстро справляюсь с этим чувством, не давая ему шанса на жизнь.  Пол магазина завалено хлебом! Отвечаю: - конечно есть. Только привезли, все свежее и хрустящее. Какой вам? Пожывный, кирпичик, батон? Дед стоит – переминается с ноги на ногу, шаря маленькими острыми глазками по хлебным полкам.  Я оставляю деда на пару минут, чтоб он таки определился  за чем пришел, а сама продолжаю раскладывать хлеб по полкам, ведь скоро 9 утра и покупатели потянутся, а у меня хаос на прилавке.

- Слушай, красавица – окликает меня дед, поменяв гастрономические пристрастия – а бублики и овсяное печенье есть?

- Есть – достаю с полки пакет с бубликами и печеньем и  выкладываю перед покупателем на прилавок. Дед долго шуршит кульками, прощупывая каждый бублик. Что-то деду не нравится – наверное, дырки в бубликах какие-то подозрительные, и дед переходит к печенью. Овсяное вчера привезли – оно мягенькое и ароматное. Думаю, если дед так перещупает печенье, как бублики – останется набор крошек, но не успеваю забрать пакет -  в магазин входить толпа постоянных покупателей. Кому хлеб, кому молоко, кому колбасу. В общем, минут на 20 отвлекаюсь от деда, но профессионально, уголком глаза держу его на прицеле. Дед стоит все также в растерянности с печатью нерешенной проблемы, шаря по полкам глазами и иногда впадая в ступор, смотря мимо холодильника с пивом.

altКогда в магазине рассасываются покупатели, я сразу же бегу к деду и замечаю, что в пакете с овсяным печеньем – большинство печенек разломаны, а некоторые вовсе раскрошены. Вот блин!!! Подсовываю пакет ближе к деду, как бы намекая, что печеньки нужно взять и спрашиваю: - Еще что-то брать будете к печенью? Дед, на голубом глазу сразу же впадает в глубокое отрицание происходящего: - Да зачем мне твое печенье, я его отродясь не ел!

– Зачем тогда полпакета печенюшек сломали? – спрашиваю в расстроенных чувствах, понимая, что это печенье пришло в нетоварный вид и его никто не купит, а хозяйка вычтет стоимость  с моей зарплаты.

– Ты это, – продолжает дед – лучше дай мне Пушкаревского хлеба.

– Пушкаревского нет, мы его не заказываем – отвечаю я с видом провинившейся школьницы –  за печенье стоко-то(называю цену), в расчете на дедовскую совесть, но совесть  похоже осталась где-то в пределах СССР и перестройку так и не пережила, преждевременно скончавшись.

И тут у деда открывается словесный шлюз с нечистотами и он негодуя вываливает поток грязной брани на меня:

- Да нахрена мне твое печенье, я ж тебе сказал, корова ты тупая, что я его не ем! Я за хлебом пришел, кобыла  ты не траханная. Уцепилась с самого утра, сволочь, как репей. Да ты знаешь, тварь, что я вот этими руками (и начинает сотрясать воздух двумя сухонькими ручонками) для тебя светлое будущее строил, чтоб ты сейчас стояла в теплом магазине, полном жратвы и издевалась над старостью? Поколение дебилов!!! – дед сорвался на визг, ожидая моего возражения.

Но я-то знаю, что вот с такими скрытыми пациентами Топольков связываться нельзя и молчу, как рыба, дабы не подбрасывать в огонь брани дровишек. Поняв, что ответной реакции не будет, дед начинает метаться  по магазину, как голодный медведь по клетке, ища к чему еще прицепиться для продолжения.

- Сука -  прошипел дед и с чувством полного удовлетворения выскочил, громко хлопнув дверью…

Я впала в ступор и очнулась, когда в магазин забежал сынок моей приятельницы. - Тетя Вера,  что с вами?

- Все нормально, Валерчик, не волнуйся –  понимая, что своим незамысловатым видом я  напугала пацана, быстро возвращаюсь к действительности.

Я понимаю, что в магазин приходят очень разные люди, и иногда не совсем адекватные. Некоторые приходят, чтоб выплеснуть свои эмоции, потому как дома ведут себя аналогично,  иные, кто поумнее,  просто жалеют домашних – и несут свою психологическую неудовлетворенность на улицу, в магазин, транспорт, очередь… Ментальность? Скорее нет, чем да. Незрелость психики,  претензии к внешнему миру, а не к себе, уверенность, что тебе постоянно кто-то что-то должен: государство, общество, сотрудники,  друзья, соседи…

А если посмотреть на жизнь совершенно с другой позиции?

{fcomment}